25
Дек.
2015

100 ГОДИНИ ОТ РОЖДЕНИЕТО НА БЪЛГАРИСТА ЛЮБОМИР ВАЛЕВ

   На 21 декември 2015 г. навършиха 100 години от рождението на известния българист от Русия професор Любомир Валев /1915–1981/. По този случай в Института по славяноведение на РАН се състоя научна конференция „Историческа българистика”. Жизненият и научният път на учения беше разкрит в доклада на неговата ученичка доктор на историческите науки Татяна Волокитина. Със спопомени се изказаха бившите негови колеги доктори на историческите науки Галина Мурашко, Елла Задорожнюк, Светлана Данченко. Бяха огласени топли приветствия от Института за исторически изследвания на БАН и българската страна от Комисията на историците от Русия и България.

   Във втората част на конференцията дъщерята на юбиляра кандидат на историческите науки Елена Валева изнесе доклад „Историческата българистика в Русия. Съвременно състояние”. За развитието на същото направление в историческата наука в Република Молдова докладваше д-х.и.н. Николай Червенков, председател на Научното дружество на българистите в Република Молдова. За развитието на различни аспекти на българистиката говореха известни московски българисти – проф. Людмила Горина, проф. Сергей Муртазалиев, к.и.н Марина Фролова, к.и.н. Григорий Шкундин, млади учени Никита Гусев, Анна Канарская и др.

1 2IMG_5798IMG_5801

Прилагаме статия за професор Любомир Валев.

Т. В. ВОЛОКИТИНА,  Е. Л. ВАЛЕВА

У ИСТОКОВ СОВЕТСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ БОЛГАРИСТИКИ.

К 100-ЛЕТИЮ ЛЮБОМИРА БОРИСОВИЧА ВАЛЕВА

(1915 – 1981)

  Для характеристики научного творчества одного из крупнейших историков-болгаристов доктора исторических наук, профессора Любомира Борисовича Валева, чье имя и научные труды хорошо известны специалистам как в нашей стране, так и за рубежом, самым точным следует признать слово «впервые». С его именем прочно связаны не только становление и успешное развитие советского (российского) славяноведения в целом, но и исторической болгаристики  в нашей стране. И на этом пути Любомир Борисович чаще всего выступал первопроходцем в освоении многих научных проблем, открывал новые исследовательские направления, безошибочно определяя их перспективность и актуальность.

  Обращение к научному творчеству Любомира Борисовича убедительно подтверждает, что труды историка неотделимы от его личности, неизбежно несут на себе ее отпечаток. Научное наследие ученого может быть всесторонне и объективно оценено лишь в тесной связи с его жизненным путем и тем временем, в котором он жил и творил.

   Человек необычной судьбы, Л.Б. Валев родился 21 декабря 1915 г. в Болгарии в г. Дупница в семье учителей. Его отец Борис Валев (Вылев) был активным участником Сентябрьского вооруженного восстания 1923 г.,  осуществленного по инициативе Коминтерна, членом революционного комитета в г. Берковица. После подавления восстания коммунисту Б. Валеву, заочно приговоренному к длительному тюремному заключению, пришлось эмигрировать в Югославию. Вскоре за ним последовала его жена с сыновьями Любомиром и Эмилем. Любомир Борисович сохранил яркие воспоминания о жизни болгарской политической эмиграции в Югославии в 1925-1926 гг. В их доме печатались нелегальные материалы, и нередко десятилетнему мальчику поручали  ответственное дело – наблюдать, не появился ли поблизости полицейский патруль. Большое влияние на формирование характера и жизненных установок Любомира Борисовича оказало и четырехлетнее пребывание семьи во Франции, куда в 1926 г. по решению ЦК Болгарской коммунистической партии переехала семья. Б. Валеву был поручен выпуск газеты Балканской  коммунистической федерации «La fédération balkanique», и сын нередко помогал отцу в распространении издания. Такова была среда, в которой провел свои детские годы Л.Б. Валев.

   Определяющее влияние на формирование личности будущего ученого оказал приезд семьи в 1930 г. в Советский Союз, ставший для него второй родиной, несмотря на пережитые вместе с советскими людьми трудности, а порой и драматические события. В марте 1938 г. Б. Валев был арестован по фальсифицированному обвинению в шпионаже и вместе со многими другими болгарскими политэмигрантами отправлен на Колыму. Освобожденный под поручительство Георгия Димитрова в мае 1941 г., он вернулся в Москву тяжело больным и умер в 1945 г. Для исключительно дружной семьи, в которой всегда царили взаимная любовь и уважение, это стало огромной трагедией.

   Судьба уберегла Любомира от возможной участи сына «врага народа». В Москве в 1935 г. он окончил среднюю школу—десятилетку и поступил на исторический факультет Московского государственного университета. Молодой человек избрал профессию историка по велению ума и сердца. Впоследствии Валев любил вспоминать о студенческих годах на истфаке МГУ, о Новгородской археологической экспедиции под руководством чл.-корр. А.В. Арциховского. В студенческие годы он прошел блестящую историческую школу: участник семинаров академиков В.М. Хвостова и Л.Н. Иванова, он унаследовал от них любовь к широкой теоретической постановке вопросов, уважение к факту.

 Еще студентом Л.Б. Валев много внимания уделял изучению истории дипломатии и международных отношений и одновременно начал серьезно заниматься историей Болгарии. Такое сочетание оказалось весьма результативным: студенческие исследования легли в основу дипломной работы «Болгария в Балканских войнах 1912—1913 годов». По окончании университета в 1940 г. Л.Б. Валев работал сначала в школе, затем в качестве старшего научного референта в Институте мирового хозяйства и мировой политики АН СССР, где написал свои первые статьи по проблемам международных отношений и мировой экономики.

  Когда началась Великая Отечественная война, Л.Б. Валев в составе сформированного комсомольского батальона участвовал в строительстве оборонительных укреплений под Смоленском. В сентябре 1941 г., после ранения, он был эвакуирован сначала  в Москву, а затем, вместе с сотрудниками  Института мирового хозяйства и мировой  политики—в Ташкент. Продолжая работать в институте, он являлся одновременно лектором ЦК комсомола Узбекистана, по поручению Ташкентского городского комитета компартии Узбекистана выступал на предприятиях и в госпиталях, был секретарем комсомольской организации института.

  В историческую науку Л. Б. Валев пришел «со своей» темой: Болгария в годы Второй мировой войны. В 1942 г. под псевдонимом Л. Борисов он публикует статью «Болгария под пятой германского фашизма», в которой всесторонне проанализировал экономические и политические факторы, способствовавшие вовлечению Болгарии в фашистский блок, укрепление в стране позиций германских мопополий. Несмотря на скудость источников и полное отсутствие какой-либо историографической традиции исследования темы, автор представил убедительную картину развертывания в стране движения Сопротивления. Уже тогда проявились готовность молодого историка браться за новые, не исследованные проблемы, его стремление к комплексному рассмотрению разных сторон явления.

   В декабре 1942 г. Л.Б. Валева по распоряжению Георгия Димитрова вызывают в Москву в аппарат Исполкома Коминтерна. Вскоре Любомир Борисович стал сотрудником действовавшей с июля 1941 г. на территории СССР радиостанции болгарского движения Сопротивления «Христо Ботев», где он проработал до последней ее передачи в сентябре 1944 г.— сначала как диктор, а затем и как редактор. Годы работы на радиостанции под непосредственным руководством лидеров болгарской компартии Георгия Димитрова, Васила Коларова, Станке Димитрова, общение с яркими, незаурядными личностями оставили неизгладимый след в жизни молодого историка. Не случайно эти годы напряженного и вдохновенного труда во имя разгрома фашизма Л.Б. Валев впоследствии считал самыми яркими страницами своей жизни. Радиостанция действовала на протяжении 1147 дней, выходя в эфир по несколько раз в сутки. Часть переданных материалов была позже опубликована в семитомном сборнике «Говори радиостанция «Христо Ботев» [1]. В их числе — четыре статьи самого молодого сотрудника редакции: «Ботев и наша молодежь», «Христо Смирненский», «Внешне литические итоги Великой Отечественной войны Советского Союза в день ее трехлетней годовщины», «Почему доктор Бюллер посетил Болгарию?» [1. Т. 4. С. 377—379, 402—403; Т. 7. С. 62—64, 113]. В письме от 23 мая 1944 г. Ст. Димитров, находившийся на Украине в ожидании вылета в Болгарию, сообщал в «центр»: «Слушал передачу «Христо Ботева», хорошо слышно, читает Валев, хорошо читает» [2. С. 226]. За работу на радиостанции «Христо Ботев» он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

   По окончании войны, летом 1946 г. Л.Б. Валева направляют в Германию в качестве переводчика с болгарского языка на Нюрнбергском процессе над главными нацистскими военными преступниками.  Необходимость включения в советскую делегацию человека, свободно владеющего болгарским языком, была вызвана рассмотрением в Нюрнберге «катынского дела», в расследовании которого, организованном в годы войны по инициативе гитлеровского руководства, принимали участие представители Болгарии. Любомир Борисович не любил вспоминать о пребывании в Нюрнберге, и, думается, связано это было с пришедшим к нему позднее осознанием всей сложности и неоднозначности оценок этой трагической страницы в истории войны.

 Мирное время открыло возможность снова целиком отдаться любимому делу — изучению истории. В первые послевоенные годы определилось основное научное направление, которому Любомир Борисович будет следовать на протяжении всей своей творческой жизни, – новейшая история Болгарии. Накопленный за годы войны опыт, сформировавшееся умение за частными фактами разглядеть грани масштабных явлений определили этот выбор. Биография молодого ученого, историческая эпоха, современником которой он был, оказались тесно переплетенными с  избранной им научной стезей. Именно поэтому в центре его внимания – самые животрепещущие вопросы того времени: германская агрессия на Балканах, втягивание Болгарии в фашистский блок, положение ее как страны-сателлита гитлеровской Германии, общественные настроения в стране и развертывание движения Сопротивления, освободительная миссия Советской Армии на Балканах, народно-демократические революции в странах ЦЮВЕ, становление и укрепление нового болгарского государства в послевоенные годы, советско-болгарские отношения в контексте социалистического варианта модернизации в Болгарии и другие. Во многом благодаря Любомиру Борисовичу возникла и получила заметный импульс к дальнейшему развитию историческая болгаристика, обретя статус самостоятельной отрасли славистики. Л.Б. Валев был одним их тех исследователей, кто стоял у ее истоков.

  В 1948 г. Л.Б. Валев поступил в только что созданный Институт славяноведения Академии наук СССР, в котором прошла вся его дальнейшая творческая жизнь – от младшего научного сотрудника до заведующего сектором.

   В институте под руководством одного из крупнейших советских историков-славистов профессора С.А. Никитина Любомир Борисович подготовил и успешно защитил в 1950 г. кандидатскую диссертацию «Из истории  Отечественного фронта Болгарии (июль 1942  г.— май 1945 г.)». В том же году ее часть была опубликована отдельной  книгой [3]. В советской историографии появилась работа, в которой в рамках господствовавшей тогда исследовательской парадигмы анализировалась актуальная проблема перехода от капитализма к социализму в новых исторических условиях. Одним из первых историков-исследователей Л.Б. Валев понял исключительную важность и актуальность изучения проблематики национальных фронтов. Он сумел разглядеть широкие перспективы освоения существовавшей в этой области исторической науки «целины». Поэтому не случайно выход книги привлек внимание научной общественности других стран. На протяжении  1951-1953 гг. книга «Из истории Отечественного фронта Болгарии (июль 1942 г. — сентябрь 1944 г.)» переиздается в Венгрии, ГДР и Чехословакии.

   Явившись «первой ласточкой» в историографии, работа Л.Б. Валева положила начало всестороннему изучению проблем формирования и развития ОФ, развернувшемуся параллельно процессу выявления и систематизации источников, главным образом, документов Национального комитета ОФ и Болгарской коммунистической партии. В 1950-е годы активно разрабатывались вопросы о предпосылках формирования ОФ, об инициирующей и руководящей роли коммунистов в его создании, о роли комитетов ОФ в антифашистской борьбе и сентябрьских событиях 1944 г., в установлении народно-демократической власти. Не только сам Любомир Борисович, но и его коллеги и первые ученики в Советском Союзе и в Болгарии во многом способствовали превращению в середине 1960-х годов истории ОФ в самостоятельную научную проблему.

  Вместе с тем в те годы наметился и целый ряд дискуссионных вопросов, которые длительное время не могли получить адекватного разрешения. Господствовавший в марксистской историографии подход к ОФ как к коммуноцентристской по своей сути системе проистекал из центральной политико-методологической посылки о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. Он существенно препятствовал объективному анализу, рождал строго детерминированные трактовки истории политических партий и общественных организаций, социальной природы ОФ, характера установленного в стране режима и пр. Лишь на рубеже 80-90-х годов ХХ в., когда в ходе «архивной революции» в нашей стране историки получили возможность работать на новой источниковой базе, начал осуществляться критический пересмотр прежних итогов исследований, приведший к отказу от старых мифологем и воссозданию более объективной картины исторического прошлого. Сегодня, отбрасывая крайности в позициях, российские и болгарские ученые, обращающиеся к истории Отечественного фронта, рассматривают его в русле функционирования коалиционной системы власти. Однако это не ставит под сомнение прежние выводы о генезисе ОФ, влиянии внутренних и внешних факторов на процесс его создания, получившие аргументированное обоснование и в работах Любомира Борисовича, хотя и снимает былой партийно-идеологический «флер».

   С тематикой Отечественного фронта была тесно связана проблема, которая на долгие годы определила научные интересы Л.Б. Валева – борьба болгарского, а также других балканских и славянских народов против фашизма в годы Второй мировой войны. Этой проблеме Любомир Борисович посвятил свои многочисленные исследования в коллективных трудах. А в 1964 г. вышла в свет его монография «Болгарский народ в борьбе против фашизма (накануне и в начальный период второй мировой войны)», годом позже защищенная в качестве докторской диссертации. Как писала газета «Работническо дело», впервые в исторической литературе появился целостный труд, являющийся всесторонней разработкой истории Болгарии конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века и заполняющий «существенный пробел в исследовании новейшей истории нашей страны» [4]. Высокие оценки получила монография и у советских исследователей [5]. И сегодня, спустя полвека, они видятся объективными и точными.

   Любомир Борисович приступил к работе над монографией в то время, когда в советской исторической науке еще сравнительно слабо были исследованы проблемы первого периода войны, охватывавшего 1939-1941 гг., не было единства в оценке тактики коммунистических партий в этот сложный период. Л.Б. Валев одним из первых обратился на конкретном материале Болгарии к этим вопросам и сумел внести значительный вклад в изучение проблематики антифашистской борьбы народов ЦЮВЕ. Советская литература по истории Второй мировой войны пополнилась обстоятельным исследованием, посвященным ее наименее изученному начальному периоду, а историческая болгаристика – работой, заполнявшей существенные лакуны в изучении новейшей истории Болгарии.

   Стремление Л.Б. Валева к объективному анализу конкретной обстановки в стране обусловило внимательное изучение им состояния болгарской экономики накануне и в первые годы войны. Опираясь на серьезные исследования экономических сюжетов в болгарской историографии, скрупулезно изучив доступный в то время источниковый материал, Любомир Борисович сумел вскрыть глубинные связи процессов, происходивших в экономике Болгарии, с внутриполитическим и международным положением страны, настроениями в болгарском обществе, расстановкой политических сил. Монография существенно обогатила представления исследователей о развитии болгаро-германских отношений накануне войны, в частности, о клиринговых отношениях между двумя странами.

    Л.Б. Валев внес также весомый вклад в разработку слабо изученных в то время в исторической литературе вопросов, освещавших международное положение и внешнюю политику Болгарии. Им впервые были рассмотрены попытки вовлечения страны в войну в 1939 г. англо-французским блоком, раскрыты содержание и значение советских предложений болгарскому правительству в конце 1940 г. о заключении пакта о дружбе и взаимной помощи, а также ответа болгарской стороны. Изучение широкого круга источников, многие из которых вводились в научный оборот впервые, позволило автору выявить сущность «выжидательной политики» болгарских правящих кругов, тонко проанализировать нюансы внешнеполитического курса страны. Любомир Борисович очень любил работать в архивах, выявлять новые документы, скрупулезно изучать, осмысливать и вводить их в научный оборот. С особым чувством ученый писал о борьбе болгарского народа против фашизма и войны, за дружбу с Советским Союзом. Здесь наиболее ярко проявлялись присущие ему черты патриотизма и интернационализма — тот чудесный сплав, который придавал Любомиру Борисовичу неповторимое обаяние.

    На фоне современного уровня знаний некоторые формулировки и положения этой монографии и других работ Л.Б. Валева нуждаются в уточнении и некоторой корректировке. Несомненно, историк не был свободен от официальных догм и партийных требований, предъявлявшихся в то время к науке. Но, отдав дань этому «велению эпохи», он основательно излагал добротный материал, избегая идеологизации и тенденциозности. Исследования и концепции ученых необходимо оценивать с позиций историзма, в контексте развития исторической науки в целом, принимая во внимание время, в которое они жили и творили. Новый взгляд на отдельные вопросы болгарской истории, базирующийся на расширившейся источниковой базе – рассекреченных документах и материалах из архивов России и Болгарии – вносит существенные поправки в делавшиеся ранее оценки и выводы. Острые и длительные дискуссии историков прошли, в частности, по проблеме «болгарского фашизма». Процесс постепенного отказа от стереотипов оказался сложным. К концу 1980-х годов уже большинство связанных с понятием «фашизм» марксистских формулировок было поставлено под сомнение.

   Тем не менее, следует подчеркнуть, что в значительной своей части работы Л.Б. Валева по истории Болгарии периода Второй мировой войны выдержали испытание временем, сохраняют свою актуальность, а такие проблемы, как, например, упоминавшаяся выше проблема клиринга, по-прежнему остается уникальным по глубине анализа исследованием.

    Интересы Любомира Борисовича были разнообразны. Его внимание как исследователя привлекала также история народно-демократической революции и строительства социализма в Болгарии, чему посвящены написанные им главы во втором томе «Истории Болгарии» и ряд статей. Работать по этой проблеме Л.Б. Валеву и его коллегам пришлось в весьма сложных условиях политической конъюнктуры. На VII съезде БКП (июнь 1958 г.) народно-демократическая революция в Болгарии объявлялась социалистической по своему характеру «с самого начала». Такая трактовка, отвечавшая резолюции партийного форума, сохранялась на протяжении 1960-80-х гг. Советских ученых наличие партийной оценки ставило в исключительно трудное положение. Противостоять официальной в «братской» стране точке зрения было непросто. «Инстанция» в лице Отдела науки ЦК КПСС внимательно следила за тем, чтобы ничто не омрачало отношений между двумя странами.

    Тем не менее, в советской историографии большинство работ закрепляло тезис о двух этапах развития народной демократии. На первом, демократическом этапе решались общенациональные задачи, но ставились и отдельные задачи антикапиталистического характера. Второй этап определялся как социалистический. Л.Б. Валев разделял эту точку зрения, характеризовал народно-демократическое государство как своеобразную форму диктатуры пролетариата. Эту же позицию он развил и в двухтомной «Истории Болгарии» [6. Т.2. С. 363]. Крах мира социализма на рубеже 1980-90-х годов положил конец многолетним дискуссиям о народной демократии как «особой форме диктатуры пролетариата». Сегодня наука ушла далеко вперед в освещении, а точнее – новом осмыслении этого периода, в научный оборот введены многообразные документальные материалы. Они дают простор научной интерпретации, призванной показать, какие реальности имели место во второй половине 1940-х годов в освобожденной Восточной Европе, какие внутренние и внешние факторы, находившиеся в тесном взаимовлиянии и взаимозависимости, породили этот особый этап в истории региона.

   На фоне возможностей сегодняшнего дня особенно четко осознается драматизм положения, в котором оказались многие ученые прошлых поколений. Исследовательская работа, которую они были вынуждены вести с учетом официального «мнения», не давала возможности полностью выявить собственный творческий потенциал, мешала научному и теоретическому осмыслению исторического процесса.

    По всей вероятности, Л.Б. Валев понимал это. Коллеги и ученики помнят его критическое отношение к собственным работам. Показательно, что в год своего 60-летия в интервью болгарскому журналу на вопрос: Какие свои труды Вы вновь напечатали бы сегодня, не внося в них существенных поправок? – ученый ответил: «Ни один. Во всяком случае, полностью меня не удовлетворяет ни один труд. При известном компромиссе с самим собой – монография «Болгарский народ в борьбе против фашизма», но и то с доработкой»  [7. С. 83]. Действительно, поля одного из экземпляров уже опубликованной книги буквально испещрены заметками, поправками, уточнениями, вставками – поистине вникаешь в творческую «лабораторию» ученого. Такой строгий подход к себе, к своим работам показывает, что Л.Б. Валев, будучи сформированным своим временем ученым-гражданином, отнюдь не был догматиком.

   В начале 1950-х годов академик В.И. Пичета, один из создателей школы советского славяноведения, выдвинул время задачу создания обобщающих работ, которые давали бы целостную картину исторического развития славянских народов, и в этом направлении ориентировал коллектив Института славяноведения.

    На решение этой важной задачи и были направлены научные изыскания Л.Б. Валева. Он активно включился в написание двухтомной «Истории Болгарии», выступив здесь как автор важнейших разделов, а совместно с такими крупными специалистами, как П.Н. Третьяков и С.А. Никитин, – как член редколлегии всего издания. Работа над «Историей Болгарии» была завершена в 1955 г. И хотя впоследствии Л.Б. Валев самокритично писал в одной из своих историографических статей, что в этом труде не удалось равномерно осветить все вопросы и все периоды истории Болгарии, избежать схематичности и ошибок, нельзя, однако, преуменьшать значение сделанного. «История Болгарии» явилась первой в советском славяноведении работой, где была дана научная периодизация исторического развития страны, начиная с древнейших времен до начала 50-х годов ХХ в. В ней был определен тот круг проблем, на изучении которых исследователям в будущем предстояло сосредоточить свои творческие усилия.

    В 1955 г. Л.Б. Валев возглавил сектор новейшей истории славянских стран. Перед коллективом была поставлена ответственная задача – подготовить завершающие тома коллективных трудов по истории Польши, Чехословакии, Югославии, продолжить разработку проблем истории рабочего и коммунистического движения в межвоенный период в славянских странах и перейти к исследованию антифашистской национально-освободительной борьбы и народно-демократических революций.

     Интеллигентность, доброжелательность, внимательное отношение к мнению своих коллег, умение создать творческую рабочую атмосферу – эти черты, свойственные Любомиру Борисовичу как руководителю научного коллектива, в немалой степени объясняют успехи возглавляемого им сектора в 1960-е годы. Написаны и вышли в свет в 1960 г. третий том «Истории Чехословакии», в 1963 г.— второй том «Истории Югославии», где Л.Б. Валев был членом редколлегии, в 1965 г.— «Очерки истории Народной Польши». Опубликованы сборники «Общественно-политические и культурные связи народов СССР и Югославии» (1957 г.), «Из истории русско-болгарских отношений» (1958 г.) и подготовленные сотрудниками  сектора монографические исследования. И хотя не всегда на титульных листах этих книг можно увидеть фамилию Л.Б. Валева, каждая из этих работ готовилась при деятельном участии Любомира Борисовича. И это, так же, как многолетняя работа в редколлегиях «Ученых записок Института славяноведения» и журнала «Советское славяноведение», определило существенный его вклад в развитие советской исторической славистики.

   В начале 1970-х годов географический диапазон руководимого Валевым сектора расширился – отныне он охватывал весь регион Центральной и Юго-Восточной Европы, а проблемно-хронологически усилия коллектива концентрировались на периоде народно-демократических революций и социалистического строительства. И хотя состав сектора несколько изменился, пришли новые люди, однако атмосфера творческого поиска, свойственная сектору благодаря руководству Любомира Борисовича, сохранилась. Без нее, пожалуй, трудно было бы перейти к решению новых задач, к разработке новой и в значительной степени более сложной проблематики, так как теперь центральными для сектора становились проблемы сравнительного анализа национально-освободительной борьбы народов стран  ЦЮВЕ в годы Второй мировой войны и революционных преобразований в этих странах после нее.

   Особо надо сказать о том, как много сил и внимания Л.Б. Валев отдал фундаментальной многотомной публикации документов «Советско-болгарские отношения и связи», к подготовке которой в начале 1970-х гг. коллектив историков-болгаристов в рамках двустороннего международного сотрудничества с историками НРБ. Любомир Борисович с большим энтузиазмом отнесся к этому совместному труду, призванному стать первой попыткой комплексного освещения истории взаимоотношений двух народов с 1917 г. до наших дней. Любомир Борисович являлся ответственным редактором советской части Главной редакции издания, одновременно он возглавил работу над первым томом. Понятно, что такой фундаментальный труд мог быть осуществлен только коллективными усилиями, в его создании принимали участие высококвалифицированные специалисты обеих стран. Но нет сомнения, что успех этого издания в значительной степени связан с руководством Л.Б. Валева, с его личным участием в организации огромного дела.  Он был душой коллектива, щедро делился с коллегами огромным практическим опытом, знаниями, неизменно вселял бодрость и уверенность в минуты крайнего напряжения и усталости. Зато как радовался Любомир Борисович, держа в руках первый том издания, вышедший в 1976 г., как гордился высокими оценками, данными ему в советской и болгарской печати! При непосредственном участии Л.Б. Валева была проведена подготовка второго тома, в котором он редактировал раздел 1944-1948 гг., написал научный комментарий. Этому тому было отдано много сил. А до выхода  его в свет Любомир Борисович не дожил всего нескольких дней… Сложившийся вокруг него коллектив болгаристов продолжил работу над третьим, завершающим, томом публикации. И в его подготовку Любомир Борисович успел внести свой вклад: под его непосредственным руководством осуществлялись поиск материалов и определение основной тематики тома; большинство документов, вошедших в макет, было отобрано при его участии и сохранило его пометки.

 Сквозной в творческой деятельности Любомира Борисовича была «димитровская» тема. К ней он обращался многократно, опубликовав ряд статей и воспоминаний. Ему принадлежит один из первых в советской исторической литературе научно-биографических очерков жизни и деятельности Георгия Димитрова. Благодаря прежде всего работам Любомира Борисовича, всестороннее освещение получила практическая реализация димитровской идеи о создании национального фронта. В концентрированном виде эта проблема рассмотрена в статье «Георгий Димитров и создание Отечественного фронта в Болгарии».     Отмечавшееся в июне 2002 г. 120-летие со дня рождения Г. Димитрова выявило наличие неоднозначных оценок этой личности в современной Болгарии, необходимость переосмыслить его теоретического наследие и практическую деятельность [8]. Новое прочтение «димитровской» темы потребует серьезной проработки имеющейся литературы, обращения к работам предшественников, в том числе и Л.Б. Валева.

  Ученый чрезвычайно активно реагировал на развитие современной ему исторической науки. Он откликнулся многочисленными рецензиями на сборники документов, исследования болгарских, советских, французских, немецких авторов по новейшей истории Болгарии. Вдумчивый  подход, объективность и принципиальность советского ученого, глубина его суждений явились, по оценке болгарских коллег, существенным фактором в становлении и развитии национальной болгарской историографии.

   Для университетского учебного пособия по историографии новой и новейшей истории стран Европы и Америки, вышедшего в 1968 г., Л.Б. Валев подготовил главу о болгарской исторической науке в 1944—1964 гг. Вслед за этим он опубликовал несколько содержательных историографических статей, где рассматривались различные аспекты изучения Апрельского восстания 1876 г. в Болгарии, анализировалось состояние и оценивались перспективы исследования новейшей истории Болгарии и зарубежных славянских стран в целом. Изучению вопросов истории Болгарии в Советском Союзе были посвящены два последних выступления Л.Б. Валева: на Всесоюзной конференции «Советская болгаристика. Итоги и перспективы» [9] (Львов, январь 1981 г.) и на I международном конгрессе по болгаристике (София, май 1981 г.). В них отмечались значительные успехи и достижения в этой области. К тому времени сформировался целый ряд центров советской болгаристики, причем с широким географическим диапазоном – от Москвы, Киева, Харькова, Минска и Львова на западе до Свердловска, Краснодара, Орджоникидзе и Одессы на востоке. Кадры историков-болгаристов высшей квалификации – докторов и кандидатов наук – имелись в Ленинграде, Кишиневе, Донецке, Воронеже, Куйбышеве, Ереване, Ташкенте, в Прибалтике и в ряде других городов и районов. Болгаристы неизменно широко были представлены на всех периодически созываемых конференциях историков-славистов СССР. Все меньше неосвещенных проблем оставалось на карте советской исторической болгаристики. Все более активизировалось сотрудничество советских и болгарских ученых, отмечалось автором.

   С сожалением приходится констатировать, что сегодня картина кардинальным образом изменилась. Это понятно: изменилась география страны, новые границы и новый политический режим не могли не отразиться на положении исторической науки в целом и болгаристики, в частности. После распада СССР, разрыва связей между учеными бывших советских республик и, прежде всего, с болгарскими коллегами, масштабы исследований  значительно снизились,  в силу слабого финансирования науки наблюдается отток кадров, с сожалением приходится констатировать, что традиционные центры болгаристики (в частности, в Краснодаре, Екатеринбурге, Воронеже) угасают.

   В то же время надо отметить неоднозначность и даже противоречивость состояния современной российской болгаристики. Наряду с перечисленными негативными явлениями с конца 1980–х годов наблюдается несомненное повышение научного уровня работ, что прежде всего обусловлено существенными изменениями в подходах и методологии исследований, а также значительным расширением круга источников в связи с рассекречиванием документов из архивов России и Болгарии. Сегодня болгаристы России не просто развивают основные тенденции и направления более ранних исследований на основе расширенной источниковедческой базы, но вместе с тем создают труды, освещающие новые подходы и проблемы, которые не изучались их предшественниками.

   Как всякий широко образованный и самостоятельно мыслящий человек, Л.Б. Валев не удерживал свой исследовательский интерес за «железным занавесом» идеологических ограничений, с интересом знакомился с западной литературой по болгаристике. При этом был далек от огульной критики «буржуазной историографии», с уважением относился к западным коллегам. Это отчетливо проявилось в его рецензиях на работы французских историков: «История Болгарии глазами прогрессивных французских исследователей» (1967 г.) и  «Труд по истории Болгарии для французского читателя» (1978 г.).

  Значительный вклад внес Любомир Борисович в становление отечественной македонистики – сравнительно молодой ветви славяноведения, изучающей возникновение и развитие македонской нации.

   К началу ХХ в. македонский вопрос превратился в самую острую региональную проблему, имевшую не только национальное, но и геополитическое содержание. Оставляя в стороне сложные перипетии изучения македонского вопроса, отравлявшего на протяжении многих десятилетий отношения между балканскими соседями и международную обстановку в целом, напомним лишь, что в 1968 г. болгаро-югославская полемика по македонскому вопросу вылилась в настоящую кризисную ситуацию. Этому способствовало не только пышное празднование 90-летия освобождения Болгарии от османского владычества, всколыхнувшее в болгарском обществе память о включении в границы Сан-Стефанской Болгарии почти всей Македонии. Свою роль сыграло и участие Болгарии в подавлении «Пражской весны» 1968 г. В Белграде не исключали возможности проведения против Республики Македония подобной военной акции, идеологическое обеспечение которой выполнила брошюра по македонскому вопросу, изданная в Софии огромным тиражом в ноябре 1968 года. В ней Македония в географическом понятии была отнесена к исконно болгарской  территории как одна из ее составных частей. Авторы утверждали, что македонского народа не существует, что две трети населения Республики Македония составляют этнические болгары, в отношении которых проводится политика денационализации, включая и создание искусственного македонского языка. С обеих сторон начались взаимные обвинения в территориальных притязаниях, во вмешательстве во внутренние дела, в попрании международного права. Подобные отношения, с небольшими изменениями, сохранялись фактически до конца 1980-х годов.

   Крайняя политизация македонского вопроса затрудняла его изучение в нашей стране. Опасение вызвать болезненную реакцию со стороны балканских стран, стремление последних решать научные проблемы на государственном или партийном уровне приводили к административному сдерживанию публикаций отечественных специалистов по македонской проблематике. Как писал директор Института славяноведения РАН В.К. Волков, возникла парадоксальная ситуация: советские ученые, много сделавшие для изучения македонского вопроса и создавшие научно обоснованную концепцию его развития, были обречены на молчание [10. С. 7].

Л.Б. Валев принял в разработке указанной концепции самое непосредственное участие. Поводом для изложения позиции ряда видных советских славистов по македонскому вопросу явился выход в свет в 1969 г. учебника «История южных и западных славян», подготовленного на Историческом факультете МГУ. Учебник вызвал восторженные оценки в Югославии, поскольку некоторые македонские сюжеты в изложении его авторов давали основания считать, что македонцы как отдельный народ существовали много веков назад, что уже в первой половине ХIХ в. шел процесс формирования македонской нации. Соответственно, учебник вызвал болезненную реакцию болгарских ученых и политиков.

  Л.Б. Валев и его коллеги подготовили обширную рецензию, в которой изложили свою точку зрения на проблему становления македонского этноса. Согласно ей, начало формирования македонской нации проходило во второй половине ХIХ в. Национально-освободительное и культурно-просветительское движение в Македонии на протяжении большей части ХIХ в. шло в общем русле болгарского национального Возрождения. Македонское национальное самосознание, язык и литература находились в процессе формирования вплоть до Второй мировой войны. Лишь после образования Народной Республики Македония в 1945 г. начался новый этап формирования македонской нации. Высказанные в рецензии взгляды заложили основы отечественной концепции генезиса и развития македонского народа. С известными модификациями российские ученые придерживаются этой концепции и сегодня. Из-за крайней политизации советской науки рецензия, которая должна была появиться летом 1970 г. в журнале «Вопросы истории», была снята по указанию «сверху» по соображениям политической конъюнктуры. Но ее текст в виде верстки получил распространение среди специалистов и использовался ими при дальнейшей разработке концепции формирования македонской нации.

   Картина многообразной и разносторонней научной деятельности Л. Б. Валева будет, безусловно, неполной, если не сказать о его вкладе в развитие творческих контактов советских исследователей с историками Народной Республики Болгарии.

   Впервые после почти 30-летней разлуки Любомир Борисович приехал в Болгарию в 1954 г. в составе делегации сотрудников Института славяноведения. Советские ученые привезли на «суд» своих болгарских коллег только что вышедший первый и подготовленный к изданию второй том «Истории Болгарии». Их обсуждение в Софии и вслед за этим обсуждение болгарского двухтомника «История на България» в Москве стало важной  вехой в сотрудничестве исследователей двух стран. С тех пор Любомир Борисович почти ежегодно бывал на родине. В то же время не было болгарского историка, неважно – маститого или начинающего, который, приехав в Москву, не обратился бы к нему за советом или за помощью. По словам болгарского ученого Страшимира Димитрова, он стал «живым олицетворением сотрудничества историков Советского Союза и Болгарии» [7. С. 82].

    Новый импульс развитие научных контактов получило в 1968 г.: на основе решений Академий наук обеих стран была создана двусторонняя Комиссия историков СССР и НРБ. Новому органу предстояло стать центром, содействовавшим научной интеграции ученых: координировать деятельность исследователей, проводить совместные научные мероприятия, способствовать разработке актуальной проблематики, обмену учеными, изданию трудов и архивных документов, систематически анализировать состояние историографии  [11. С. 356-371].  Став в 1971 г. заместителем председателя советской части Комиссии, Л.Б. Валев организовывал ежегодные совместные заседания и непосредственно участвовал в их проведении, выступая с докладами и в дискуссии.

   Подчас в работе Комиссии возникали весьма драматичные ситуации, связанные с обсуждением пресловутого «македонского вопроса», о чем свидетельствуют материалы личного архива Л.Б. Валева. Так, к заседанию Комиссии в октябре 1971 г. в Москве болгарские ученые предварительно направили для обсуждения обширный доклад «Общественно-экономическое, культурно-просветительское и политическое развитие Македонии от Берлинского конгресса 1878 г. до Второй мировой войны». К докладу прилагалась также подборка из 40 документов по «македонскому вопросу». В этих материалах детальным образом излагалась точка зрения болгарских историков по вопросам социально-экономического и этнического развития Македонии в указанный период, культурно-просветительного движения, освободительной борьбы против султанской Турции. Постановка этих вопросов на повестку дня работы советско-болгарской комиссии по инициативе болгарской ее части объяснялась последней тем, что «извращение исторической правды в трудах югославских и греческих историков оказывает влияние на международную историческую мысль». Доклад завершался патетической просьбой о поддержке: «Мы верим, что советские историки-болгаристы поймут наше положение и помогут нам в борьбе в защиту исторической правды». Оказавшись в крайне затруднительном положении, тем не менее, советские историки постарались обосновать свою позицию. Они отметили отрицательное отношение авторов доклада к самой проблеме зарождения и развития македонской нации, недооценку ими значения различных условий, которые сложились после Берлинского конгресса для существования болгарского народа в независимой Болгарии и на македонских землях. Были высказаны замечания и по другим поднятым в докладе проблемам.

   Эмоциональное обсуждение доклада и несбывшиеся надежды болгарской части Комиссии на полную поддержку ее позиции советскими коллегами привели даже к некоторому охлаждению взаимоотношений. Управление внешних сношений АН СССР в марте 1973 г. потребовало представить отчет о деятельности Комиссии за 1972 год и планы ее работы на пятилетний период. Это было связано с некоторым снижением интереса болгарской стороны к работе Комиссии после выявления взаимоисключающих позиций сторон по вопросу о формировании македонской нации. Таким образом, доклад фактически перерос научные рамки. Однако сразу же стоит отметить, что, несмотря на означенные напряженные моменты, работа Комиссии все же продолжалась и личные отношения между советскими и болгарскими историками не пострадали. Немалая заслуга в этом принадлежала Валеву.

   Научное наследие Л.Б. Валева, включающее более 150 работ[1], ставит его в ряд виднейших советских славистов. Но он был и талантливым педагогом, терпеливо пестовавшим кадры болгаристов, за что был удостоен профессорского звания. Несколько поколений сотрудников Института славяноведения, посвятивших себя изучению истории Болгарии, прошли школу Валева и получали от него профессиональные советы и консультации по самым разным вопросам, нередко выходящим за рамки собственно болгарской истории. Не жалея времени и сил, Любомир Борисович помогал выбрать или уточнить направления научного поиска, сориентироваться в «море» литературы, нацеливал на изучение новых источников. Он давал советы по улучшению структуры рукописей, тщательно редактировал тексты, знакомился с отдельными фрагментами и уже завершенными работами, оппонировал диссертации, рецензировал вышедшие в свет монографии.

   А скольким коллегам-историкам из самых разных уголков Советского Союза помог Л.Б. Валев в выборе темы исследования, никогда не отказывая в научной консультации! И не случайно, провожая взглядом очередного посетителя, сотрудники сектора шутили, что в кабинет Валева никогда «не зарастет народная тропа». Среди послевоенной генерации историков-болгаристов Любомир Борисович, безусловно, был одним из наиболее авторитетных и уважаемых ученых. На рубеже 1940-х – 1950-х гг. многие слависты и болгаристы России, Украины и Белоруссии вступали в историческую науку, ощутив на себе его дружеское расположение, искреннюю заинтересованность, стремление раскрыть научный потенциал исследователя.  Способность «замечать в людях творческую искру» «учить важному, главному, причем тактично, доходчиво», слушать и слышать собеседника отмечали многие коллеги ученого [12. С. 204]. Внимание к тем, у чьей «научной колыбели» находился Л.Б. Валев, сохранялось у него на многие годы.

  Л.Б. Валев выступил в качестве официального оппонента по 18 кандидатским и 10 докторским диссертациям. Взыскательность и принципиальность, сочетавшиеся с благожелательностью и тактичностью, уважением к позиции другого ученого ярко проявлялись и в этой сфере его деятельности. На страницах многих десятков рукописей остались его исправления, уточнения, пожелания, вопросы, касавшиеся как принципиальных положений, так и отдельных фактов. Деятельность Л.Б. Валева – педагога способствовала обеспечению преемственности в развитии отечественной болгаристики как ветви исторической науки.

    Ученый принимал активное участие в работе многих международных и всесоюзных научных конгрессов, конференций и симпозиумов. Особо следует сказать о его вкладе в подготовку и проведение всесоюзных конференций историков-славистов. Начиная с первой конференции (Москва, 1962 г.) он неизменно входил в составы организационных комитетов и деятельно участвовал в формировании программ пленарных и секционных заседаний, уточнении тематики докладов, редактировании тезисов и текстов статей, руководстве работой секций, в решении десятков вопросов, всегда возникающих при организации больших научных мероприятий с сотнями участников. Во многом благодаря неутомимой и плодотворной деятельности Л.Б. Валева, как и других видных историков-славистов, эти конференции превратились в весьма авторитетные форумы советской исторической науки, содействовали установлению творческих контактов между учеными, складыванию атмосферы дружеского и неформального общения, той особой «славянской» семьи, о которых их участники помнят и сегодня.

    Большая общественная деятельность Л.Б. Валева была всецело направлена на укрепление советско-болгарской дружбы. С начала создания Общества советско-болгарской дружбы и до последних дней жизни он был активным членом его Центрального правления, принимал непосредственное участие в организации и проведении совместных научно-теоретических конференций и встреч болгарских и советских ученых и общественных деятелей, много выступал сам. Заслуги Л.Б. Валева в деле развития и укрепления советско-болгарской дружбы неоднократно отмечались правительством Народной Республики Болгарии. В числе его высоких болгарских наград – орден Кирилла и Мефодия I степени.

    У всех, кто хотя бы недолгое время общался с Л.Б. Валевым, сохранились в памяти во многом схожие впечатления: исключительная доброжелательность и деликатность, открытость для общения, совета, моральной поддержки. Обладая все реже встречающимся талантом слушать и слышать, он не оставался в пассивной позиции, тактично, но твердо высказывал свое мнение. Внимательное и уважительное отношение к сотрудникам, коллегам и ученикам в сочетании с высокой требовательностью к себе и другим, демократичная обстановка научных дискуссий, культура человеческих отношений — вот те условия, которые создавали творческую научную атмосферу в руководимом им на протяжении четверти века секторе. В шутку он так объяснял две главные обязанности научного руководителя: быстро читать написанное аспирантом и помогать опубликовать готовый материал. Читал Любомир Борисович не только быстро, но и очень внимательно и, будучи безупречным стилистом, приучал своих учеников ответственно относиться к слову, к формулировке. Он обладал прекрасным и тонким чувством юмора. Анекдоты, по-настоящему остроумные и веселые, записывал в «кондуит» и нередко во время секторских праздников и застолий открывал тетрадку…

   Любивший и ценивший шутку, Любомир Борисович очень смеялся розыгрышу на своем 50-летнем юбилее, праздновавшемся в 1965 г. Во время торжественного заседания Ученого совета Института славяноведения после приветственных речей в адрес юбиляра директор И.А. Хренов сказал: «Ну, пускайте пионеров!» И в зал в красных галстуках, держа руки в торжественном «салюте», вошли «юные пионеры» –  Г.П. Мурашко, Р.П. Гришина и выбивавший дробь на барабанчике Л.Я. Гибианский. Подойдя к столу президиума, за которым сидел юбиляр, «пионерки» бодро отрапортовали:

                «Того, кто юн,

                 Кто любит мир,

                  Кто не бывает лютым,

                  Мы Вас, товарищ Любомир,

                  Приветствуем “салютом”!».

     Свое 60-летие Любомир Борисович встретил полным энергии и творческих замыслов, в кругу соратников и учеников. Никто не думал тогда, что судьбой ему еще отпущено всего пять лет…

    Л.Б. Валев ушел из жизни в сентябре 1981 г., безвременно, в расцвете творческих сил, преисполненный широких замыслов и надежд. Для тех, кому посчастливилось с ним работать, он навсегда остался примером бескорыстного и целеустремленного служения науке, честного гражданина, человека широкой эрудиции и большого личного обаяния.

                                             СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Говори радиостанция  «Христо Ботев»: В 7 т. София. 1950—1952.

  2. Валев Л.Б. Исследования по новой и новейшей истории Болгарии. М., 1986.

  3. Валев Л.Б. Из истории Отечественного фронта  Болгарии (июль 1942 г.- сентябрь 1944 г.). М.- Л., 1950.

  4. Работническо дело. 1965. 26.I.

  5. В.Д. Вознесенский,  В.К. Волков (рецензия) // Советское славяноведение. 1965. № 2.

  6. История Болгарии. В 2-х тт. М., 1955.

  7. Димитров С. Любомир Валев – равносметка и планове // Векове. 1976. № 5.

  8. Георги Димитров – между възхвалата и отрицанието. Студии и статии. София, 2003.

  9. «Советская болгаристика. Итоги и перспективы. Материалы конференции, посвященной 1300-летию Болгарского государства». М., 1983.

  10.  Волков В.К.  Македонский вопрос в политике и науке // Македония: проблемы истории и культуры. М., 1999.

  11. Из истории Комиссии историков России и Болгарии. Документы Архива РАН // О чем поведают архивы… М., 2011.

  12. Любомир Борисович Валев (1915-1981) // Портреты историков. Время и судьбы. М., 2004.

[1] Список научных трудов Л.Б. Валева опубликован в кн.: Л.Б. Валев. Исследования по новой и новейшей истории Болгарии. М., 1986. С. 19-29.

 

Leave a Reply

*

captcha *